Познакомьтесь с пьесой блока роза и крест

Краткое содержание драмы Блока «Роза и крест»

Я зарою тебя там, где никто не узнает, и поставлю крест, и весной над тобой . цузском переводе пьеса называлась "Arlequiп, poli par la litterature" (" Арлекин, приглаженный литера турой". Знакомьтесь: девушка из скромных9 - .. смятой розой на груди" - с приподнятой головой и приоткрытыми губа ми. «Роза и Крест» — пьеса русского поэта Александра Блока, написанная в — годы. Имя одного из героев — Бертран — порождает ассоциацию. Познакомьтесь с пьесой А. А. Блока «Роза и крест» (), в которой рассказывается о жизни французских рыцарей. Как известно, поэт включил в неё.

Seithenhin sawde allan ac edrychuirde varanres mor maes guitnev rytoes Boed emendiceid y morvin aehellygaut guydi cvin finaun wenestir mor terruin Boed emendiceid y vachteith ae golligaut guydi gueith finaun wenestir mor diffeith Diaspad vererid y arvann caer hid arduu y dodir gnaud guydi traha trangc hir Diaspad mererid y arvan kaer hetiv hid arduu.

Проклятье деве, чья вина В том, что выпила вина: В море страна погребена. Проклятье деве и урок Ей как стражу, кто не смог Закрыть окно морское в срок. Стенанья Мерерит с замковых стен Прямо к богу летят. Вслед за гордыней лишь ад.

Стенанья Мерерит летят со стен Замка, и мольба во взмахе рук: Вслед за гордыней море мук. Стенанья Мерерит в ночную даль 7 heno ac nimhaut gorlluit G G traha tramguit Diaspad mererid y ar gwinev kadir kedaul duv ae gorev gnaud guydi gormot eissev Diaspad mererid am kymhell heno y urth uyistauell gnaud guydi traha trangc pell Летят, но ее не жаль: Вслед за гордыней печаль.

Стенанья Мерерит множит вода. Такой нашу жизнь бог создал: Вслед за избытком нужда. Стенанья Мерерит вновь зовут Меня оставить приют: Вслед за гордыней лишь суд. Перед нами самое раннее валлийское стихотворение, в котором указано на затопление Земель Гвиддно. Стиль этой лирической баллады темен 14, а сюжет содержит лишь намеки на эпическую версию: Так или иначе, сегодня нарисованная в BMG сюжетная картина, отдельные штрихи которой даны в разных строфах, выглядит цельной.

Александр Блок Роза и Крест (Лилия Внукова) / Проза.ру

Здесь мы встречаем версию событий, отклоняющуюся от основного варианта легенды: Норт рассматривал как ранний. Он указал на присутствие в этом стихотворении древнего и общего для кельтов мотива согласно его трактовке, Мерерит не закрыла соединенный с морем колодец и связал этот вариант валлийской легенды с ирландскими легендами об образовании некоторых местных озер в результате выливания воды из незакрытых колодцев В частности, он сослался на историю о смерти Эохайда, сына Mairid это имя показалось ему женским и напомнило Mererid 16в которой рассказано о том, что дочь Эохайда должна была следить за уровнем воды в волшебном колодце, однажды не смогла его закрыть и вылившаяся вода образовала озеро Лох Ни ирл.

Связь воплощенной в BMG легенды с ирландской легендой об Эохайде сомнительна, однако с общим тезисом следует согласиться: Именно поэтому он широко представлен в фольклоре Ирландии, Уэльса и Бретани.

Более отчетлива связь валлийской легенды о Крае-на-дне и бретонской легенды о Кер-Исе. Действительно, здесь вступают в отношения соответствия не только общие сюжетные ситуации, но и мелкие повествовательные мотивы, указывающие на значимость каждого из двух сюжетов для 8 локальной культурной традиции: По мнению Теодора Эрсара де ла Вильмарке, многие баллады, с которыми его как собирателя бретонского фольклора познакомили информанты из числа современных сказителей, были созданы древними бардами, а в процессе многовекового бытования в народной среде последовательно искажались.

Роза и Крест

При подготовке первого издания сборника г. Более того, сам сборник нередко воспринимали как литературную мистификацию поэтаромантика, которым Вильмарке являлся. Напрашивалась параллель с известными примерами фальсификации кельтских древностей: Только во второй половине ХХ. С него были сняты обвинения в фальсификации, но это, на наш взгляд, не отменяет обвинений в поэтическом произволе, допущенном при редактировании отдельных тексов народных произведений.

Здесь следует заметить, что в поэзии Бретани начиная с г. Кроме того, строфы заключали в себе стихи в виде строгих силлабических восьмисложников французское влияниеа каждый стих имел особенную внутреннюю рифму влияние валлийское. Трехстишие с моноримом или, по крайней мере, с рифмовкой второго и третьего стихов как тип строфы появилось в валлийской лирической поэзии VII-VIII вв.

Подобные трехстишия и с теми же мужскими рифмами 18 мы встречаем в LGI. Вильмарке знал, что песни бретонских бардов раннего Средневековья не сохранились. Не оглядывался ли он на валлийские энглины как на возможный образец древней бретонской строфики? По-видимому, так и было, ведь текст BMG являет собой именно энглины. Это может свидетельствовать о том, что Вильмарке не просто учитывал совпадение отдельного варианта валлийской легенды с легендой о Кер-Ис, а держал в поле зрения конкретный текст BMG, а потому придал соответствующую форму своей лиро-эпической балладе.

В наличии сюжетный параллелизм, он в первую очередь охватывает те события, что связаны выражением мотива женской вины. В тексте Вильмарке есть синтаксические формулы, намекающие на строки валлийского текста: Наконец, в том и другом стихотворении присутствуют гномические сентенции.

В BMG в энглинах см. Arabat eo en em barat! Neb a beg e kig ar pesked, Gant ar pesked a vo peget, Ha neb a lonk a vo lonket. Ha neb a ev, ha gwin a vesk, A evo dour evel eur pesk; Беги любви, она лишь бред!

cipersneven.tk: Блок Александр Александрович. Роза и крест

Беги страстей, как злых тенет! За радостью страданье вслед! Кто рыбой набивал свой рот, Тот рыбе сам на корм пойдет. Будешь съеден в свой черед! Кто был не прочь хлебнуть вина, Хлебнет воды, достав до дна. Внимай иль жизни грош цена!

Роза и крест

Вильмарке или неизвестный автор, форму стихов которого он обработал оттолкнулся от этой последней фразы как от готовой формулы, но придал соответствующей сентенции в LGI более широкий жизненный смысл: Эта гномическая сентенция является ключевой в тексте LGI, так как разворачивающийся сюжет служит ее непосредственным подтверждением.

Но заметим, что ее смысл является ключом и к тексту драмы А. Блока, в которой на разные лады варьируется мотив Радости-Страданья. Об этом писал В. Так, в г. Бретонские мотивы также вызвали интерес у современников Блока, по крайней мере, из круга символистов. Например, неявный намек на легенду о Кер-Исе присутствует в сонете К.

В те ночи, как колдует здесь луна, С Утеса Чаек видно глубь залива. В воде дубравы, храмы, глыбы срыва. Но почему Блок обратился к легенде бретонской и почему именно к легенде о Кер-Исе? В окончательном варианте текста пьесы противопоставлены две культурные традиции начала XIII. Южная традиция связана с куртуазным бытом Прованса. Северная представлена парадоксально сочетающей идеи поэтического и религиозного служения кельтские мифы и знак креста у Гаэтанапотому что бретонская линия и важна сама по себе, и замещает точнее, возмещает линию французскую, которая остается в пьесе за рамками сюжета крестовый поход на 11 альбигойцев.

Напротив, Блок планировал ввести в драму языческую, друидическую тему ее выражением и должен был явиться образ Гаэтанано отказался от. Результат, при котором сохраняются следы этого замысла: Таким образом, именно необходимость сопоставить служение искусству с высоким служением рыцаря Даме могла изначально определить обращение к бретонской теме.

Действительно, события баллады, которую слышит Бертран во втором действии сц. Iи образ коварной сирены приведены автором в параллель к событиям драмы и образу Изоры. Так, Гаэтан в третьем действии сц. IV оценивает ситуацию в замке графа Арчимбаута с точки зрения, выраженной в данном балладном сюжете: Сюжет драмы варьирует основные сюжетные мотивы вставной баллады.

В LGI погибают забывший о боге город, а затем изменница, дочь короля. В драме Блока Бертран, верный Даме и принятому им рыцарскому Кресту, в своем последнем монологе провозглашающий: И это усиливает тот мотив женской вины, который изначально присутствовал в ранних языческих легендах островных кельтов о затопленном городе, со временем исчез из британского фольклора, но возродился и был в рамках средневекового католического отношения к женщине как к потенциальному суккубу переосмыслен в бретонских сказаниях.

Таким образом, можно заключить, что А. То сирены злобной чешуя!. С Gwynn Jones T. Welsh Folklore and Folk-customs. London, P North F. Но этот мир полон жестоких противоречий и конфликтов, где противоборствуют Гнет и Справедливость, Зло и Добро, Богатство и Бедность.

И целое, в котором пересекаются разные линии действия, становится от этого чрезвычайно динамичным. В драме выступают не исторические, а вымышленные персонажи, но место и время действия в ней строго определенные: Некоторые упоминаемые в ней события и лица вполне реальны. История стала для драматурга способом воплощения душевной жизни современного ему человека. Но история потребовала не произвольного, а конкретного её изображения.

В связи с этим Блок много работал над разнообразными источниками трудами по истории французского средневековья, изданиями средневекового эпоса, народных преданий и песен. В драме широко отразились и впечатления поэта от путешествия по Бретани летом года. Действующие лица драмы наделены вполне конкретными чертами.

Исторические события, о которых повествует драма, составляют не просто декоративный фон, а неотъемлемую часть действия. Персонажи драмы делятся на две группы. Одни являются воплощениями грубой силы или по доброй воле служат ей, как граф Арчимбаут, капеллан, доктор, Алискан, Алиса. Им противостоят Бертран и Гаэтан, носители высокого человеческого и романтического начала, которым, как и Изоре, ведомы предчувствия, мечтания, сны.